Обязательная вакцинация от Ковида

Как Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) смотрит на вопрос принудительных прививок?

Тема обязательной вакцинации против коронавирусной инфекции полнится слухами.

Надо сказать, что лихорадит не только Россию, но и всю Европу, там, между прочим, локдаун даже и не думал заканчиваться, у нас все очень и очень спокойно, кстати.

В этой статье предлагаю поговорить о том, как ЕСПЧ смотрит на вопросы принудительной вакцинации от Ковид-19, а также каковы перспективы у таких дел в Страсбурге.

Ограничение на право передвижения.

Начнем с простого: весной 2020 все мы были вынуждены высиживать дома период так называемой самоизоляции. В Европе это называется локдауном, и там он все еще не закончился. Предварительно во Франции он продлен до 1 марта 2021, но не факт, что его не пролонгируют.

Как ранее отмечал в своих заявлениях прессе президент ЕСПЧ, грек Сицилианос

“Государства ввели ограничения на свободу передвижения. Учитывая масштабность этого кризиса, такие ограничения имеют законную цель и (…) в большинстве случаев эти ограничения были пропорциональны преследуемой цели, были необходимы и соответствовали основам демократического общества”

Иными словами, тест на ограничение передвижения, который обычно применяется в ЕСПЧ был пройден: законное и обоснованное с учетом ситуации ограничение, имеющее четкую и важную общественную цель, допустимое в демократическом обществе.

Правда, Президент ЕСПЧ отметил, что ограничительные меры должны быть сразу же отменены, как только минует угроза.

Итог: в России ограничения значительно ослабли, а вот Европа продолжает “отдыхать”, так что весь этот тест каждый конкретный случай потенциально снова будет проходить через эту призму.

Сейчас, в начале 2021 появилась вакцина от Коронавируса. В России их уже несколько, аналогично в Европе.

С точки зрения ограничения гражданских прав возможны следующие аспекты применения вакцин со стороны государств:

– введение процедуры обязательной вакцинации;

– ограничение права на передвижение (получения визы) в конкретную страну, введшую ограничения.

По крайней мере, именно таких мер боятся больше всего.

Несмотря на то, что ЕСПЧ напрямую еще не поднимал вопросы вакцинации от новой коронавирусной инфекции, в его практике есть целый ряд случае, рассматривающий этот аспект.

Дело  Vavřička and others v the Czech Republic

Большинство ждали решения по этому делу еще летом 2020, но Большая Палата не торопится с ним, тем более оно стало так актуально в разрешзе распространения Ковида.

Речь о ряде жителей Чешской Республики, которые отказались от вакцинации.

Головной заявитель (Vavřička) отказался вакцинировать своих 2 дочерей от гепатита В, тогда его оштрафовали, а с поликлиникой началась настоящая борьба. несмотря на то, что штрафы изначально отменили, его права все равно задели и он подал в ЕСПЧ

Ряд других семей не сделали прививки, мотивируя это их неэффективностью, другие религиозными соображениями, третьи отказались только от конкретной вакцины (наша АКДС), посчитав, что именно эти заболевания не опасны и смысла воздействовать на детский иммунитет нет.

В итоге детей не пускают в школу и детский сад.

Согласитесь, сценарий может повториться с введением обязательной прививки от коронавируса.

Является ли обязательная вакцинация вмешательством в частную жизнь?

Ранее ЕСПЧ постановил, что «обязательная вакцинация – как принудительное лечение – равносильна вмешательству в право на уважение частной жизни, которое включает физическую и психологическую неприкосновенность человека, поскольку гарантируется статьей 8 (1) »( Соломахин против Украины , п. 33).

Учитывая это, принудительная вакцинация относится к положениям ст. 8 Европейской Конвенции по правам человека.

Далее стандартный тест-анализ, который применяет Европейский суд должен ответить на вопрос, является ли такая обязательная вакцинация законной, соответствует ли общественно важным целям.

В этом аспекте нам может быть интересно 2 дела:

  1. Боффа и другие против Сан-Марино (26536/95), где ЕСПЧ признал, что вмешательство, возникшее в результате обязательной вакцинации детей заявителей от гепатита В, действительно было вызвано одной из законных целей, перечисленных в статье 8 (2) ЕКПЧ, а именно: необходимость защиты здоровья населения и заинтересованных лиц

2. Аналогичным образом, в деле Свидетели Иеговы в Москве против России (Jehovah’s Witnesses of Moscow v. Russia, no. 302/02, 10 June 2010), в котором говорилось об обязательной вакцинации во время эпидемии, ЕСПЧ подчеркнул, что

«свобода выбора и самоопределение сами по себе являются фундаментальными составляющими жизни и что в отсутствие каких-либо признаков необходимости обеспечения защиты третьих лиц, как например путем принудительной вакцинации в период эпидемии, государство должно воздерживаться от вмешательства в свободу выбора граждан в вопросах охраны здоровья, поскольку такое вмешательство может лишь умалить, а не возвысить ценность жизни” (см. п. 136).

Поскольку вполне разумно, что обязательная вакцинация от Коронавируса имеет законну цель, то по аналогии с вышеуказанными решениями возможно ограничение нашей частнйо жизни с учетом прав неограниченного круга лиц.

Послений вопрос теста – “необходимость вмешательства государства в частную жизнь в демократическом общества”

Обычно необходимость вмешательства в демократическом обществе обуславливается какой-то острой социальной необходимостью.

В конкретном деле Solomakhin v Ukraine, где заявитель был недобровольно вакцинирован против дифтерии во время эпидемии, Суд , как считается, предложил два критерия для оценки необходимости такого вмешательства в демократическом обществе:

1) соображения общественного здравоохранения, которые требуют контроля над распространением инфекционных заболеваний; и

2) оценка того, были ли приняты необходимые меры предосторожности в отношении пригодности вакцинации для конкретного случая.

Действительно, Суд обратил внимание на тот факт, что медицинский персонал проверил пригодность заявителя для вакцинации до проведения вакцинации, и на тот факт, что были приняты необходимые меры предосторожности, чтобы гарантировать, что медицинское вмешательство не будет для заявителя фатальным, не нанесет ущерб до такой степени, что это нарушило бы баланс интересов между личной неприкосновенностью заявителя и общественными интересами защиты здоровья населения (параграф 36).

В итоге, любое “коронавирусное” дело ЕСПЧ будет рассматривать индивидуально через приму таких параметров, благодаря которым вы уже знаете как выстроить доказательную базу